Вобла

Мне край дивана показался воблой,

А что такого - грустно, как в кино;

Мне край дивана показался воблой,

А что же дальше? Дальше - ничего!

 

Дверной косяк мне показался небом.

А что смешного? Я не нахожу.

И облако, наполненное снегом,

И белый свет, и я на нем лежу.

 

Мне ножка стула показалась дымом,

Скрипучим дымом, ищущим тепла,

И долетел до солнца, и промазал мимо,

И простудился, и на лед упал.

 

Сырое утро показалось болью,

Зеленой болью грызла и трясла,

И кровь из носа, брызнул свет, мозолью,

Сырой мозолью ветер и зола.

 

Мне край дивана показался воблой,

Сушеной воблой в целлофановом мешке,

А синий воздух показался вонью

И черный сумрак прыгал на снежке.

06.05.2001 года

* * *

Молчанье, голос мой,

Кричащий в ночь сырую

Пойми меня, товарищ мой,

О чем сказать хочу я!

Пьянящий, теплый ветер с крыш,

Упав, я руки мокрые дорог целую.

2001 год

* * *

Киски мурлычут,

И киска-Лариска в ямке лежит.

И три кишечника ходют...

Август. Италия. Альбарелла. 2001

* * *

Ку-кубики, а там ку-кушки живут.

И лясы точут.

И пьянствуют.

И на дачу ездиют.

 

Садятся на веточку,

Дергают за колечко

И им песочек сыплется,

А они песочек крылышком в ситечко,

Камушки выбирают.

Беленькие в сумочку,

А черные кыш их в болото!

И глазками мигают.

4 августа. Италия. Альбарелла. 2001

* * *

Кукушки.

Какие кукушки?

Никаких кукушек!

Август 2001 года

Дерево и вода.

Какая банальность- струна порвалась!

Дерево и вода. Что же?

На улице осень продают и зеркала

И небо, ни чуть не дороже.

 

Там, где пунктиром считают шаги,

Там меня нет, а где я?

Да вот твое солнце, иди да возьми!

Зачем я все жмусь к батарее?

 

Ветер в перчатках разносит газеты.

Желтая пресса, прочти, господин!

-Простите, товарищ, но мелочи нету.

-Да Бог с вами, даром вам все отдадим!

Осень 2001 года.

* * *

К вопросительному знаку рифмы придумывать,

Из символов комки лепить,

Справляться с лампой дневного света,

с зеркалом и с обоями,

Чтобы в окна бросать, плавить стекла,

Чтоб их разбудить!

осень 2001 года

  * * *

Минус восемь,

23:05.

Послеосень,

Спать.

 

Что в душе?

Слякоть.

За окном

Плакать.

 

Тихий снег,

Скрежет.

Яркий свет

Режет.

 

Я все то

Слышал,

Взяв пальто,

Вышел.

 

Скоро дно

Двери.

Все равно

Верю.

 

Колесо

Грязью.

Полосой

Красной.

 

Безразличной

Маской,

А поверх

Краской.

 

Чистый лист

Горе.

Без конца,

Вскоре.

 

То запомнишь:

Чистый свет и, вдруг, пылью в глаза

У подъезда скорая помощь,

А в кабине играет попса....

Ноябрь 2001 года

* * *

Луна-

работница ночных библиотек

На снег швырнула тучи безобразных силуэтов,

И рассовала их в ячейки картотек,

Чернила налила,

Ушла поить поэтов.

28.12.2001 года

Пир Утонченных натур

Красногубых блядей распоганилось что-то

Им и лето пришло - подавай анекдоты!

Вешай шубу на гвоздь. Тут кладовка,

А тут вот сортир

Мы- всегда жданный гость

Вот рука - значит мир.

 

Чуть покомкал гармонь

И народу-народу!

Значит лыжи нужны,

Да сменить в баках воду!

 

Надоел огурец - положи помидору!

А доел - молодец!

Обкладешь - будет впору.

 

Надоело мурло-

Отложи пригодится

Надо ж чем-то дышать

И собакам кормиться.

 

В рюмках суп подадут

Там и девы поспеют.

Лишь носки под столом

Слишком громко потеют.

2001 год.

Город гопников и бомжей.

( посвящается родному г. Дзержинску. )

 

С серых улиц запахло рассветом,

А из подворотен дерьмом!

Банку города заполнило светом,

Луч солнца зашел в каждый дом.

Снова слышен

Грязный мат алкашей.

Доброе утро тем, кто снова проснулся

в этом городе

Гопников и бомжей!!!

 

А мы - обмылки общества!

Дни - осколки радости!

Вы - камушки гордости!

И комочки гадости!

И каждое утро подолгу у зеркала

Вы чешете вшей,

В надежде прожить еще один день

в этом городе

Гопников и бомжей!!!

 

А из окон не видно, грязью

И мхом поросли глаза,

А что там смотреть- линейка дороги,

Да коробкообразные дома.

И белый февраль,

И черные люди,

Напоминающие крыс и мышей

Они вышли из клеток и растворили себя

в этом городе

Гопников и бомжей!!!

 

А на домах вороны,

А у домов воры,

Спальные районы,

Сральные дворы!

Пахнущие лица

Гнилостью идей,

И некуда укрыться,

И нету теплых дней!

И порваны глотки,

И сорваны струны,

Есть краски, но нету кистей ,

Но людям плевать - им пожрать и лечь спать,

И проснуться опять

в этом городе

Гопников и бомжей!!!

зима 2001 года

* * *

Сел в лужу.

Съел собаку.

Пыжил правду,

Выжал грыжу.

02.01.2002 года

* * *

Смотри, как в витрине неба сгорает день,

Как ветер целует пыль на руках дорог,

Сядь у огня, но оставь навсегда свою тень

И стряхни серый пепел и пыль со своих ног.

 

Смотри, как танцует душа в полевых цветах.

Уйти говорить с камнями к истокам снов,

И пить это небо, и звезды держать в руках,

Давай уйдем и оставим гробницы домов!

 

16 августа 2002 года

* * *

Ты снова проснешься с пересохшим ртом

И нащупаешь небо рукой.

Вроде все по местам, но что-то не так

И куда-то пропал покой

За окном те же крыши, деревья и снег,

На снегу чуть заметны следы.

И ты точно знаешь, что где-то есть я,

И я, что где-то есть ты.

 

И котельных трубы дудели день,

Я топтал коридоры дорог,

И за мною шла моя глупая тень,

Но и с тенью я был одинок.

И я забыл куда шел, я смотрел и не видел

Ничего вокруг себя,

Но я точно знал, что где-то есть ты,

И ты, что где-то есть я.

 

И ушел февраль, и пришел уже март

И гремел страницами дней,

Я пел эти песни и я уже знал,

Что эти песни о ней.

И все это странно: ты не видел ее

И ты не дарил ей цветы,

Но ты точно знаешь, что есть она,

А она, что где-то есть ты.

 

И я живу, как в кино, и вот я играю

Сцену нового дня.

Я жадно впиваюсь глазами в толпу,

Я пытаюсь найти там тебя.

И может быть не сейчас, но среди этих лиц

Я кода-то увижу тебя,

А пока-что я знаю,

Что где-то есть ты,

А ты, что где-то есть я.

осень 2002 года

* * *

Клава с полным ртом смеется,

С пьяной мухой в голове,

Хохочет, давится, трясется,

И кры висит на бороде.

 

Воображает себе Клава,

Как выглядит со стороны она:

Оригинальная такая,

И остроумна, и мила.

 

Воображает так же Клава,

В нее влюбился Шышын Слава,

И Федор Лене говорит:

"Какая женщина, Леонид!"

 

"Как я их всех обворожила!",-

Себе КлавдИя говорит,

И муха в левый глаз летит,

И кры на бороде висит...

2002 год.

* * *

Далеко, не так, неправда,

И вовсе небыло.

Имеют уши, да не слышат.

Тише, тише , тише!

Там, когда-то,

может новый день раскрасит эти стены

в новый цвет?

Все это бред!

Лишь свет

Сверкнет,

Вот был и нет.

 

Погасишь, треснешь, ляжешь,

Провалишься в ночь, как в яму.

Забудешь, скажешь,

Да не услышат,

Да не услышишь

Тише, тише, тише!

 

Потом, как мешком пыльным

Вылезешь,

Снегом глаза намажешь.

Вдребезги,

Стеклом ветрянным

Из дырки подъезда вылетишь.

 

Пломбами крыш дома трещали,

Разгрызть оловянное небо хотели,

Ржавым железом выли,

Ржавым железом ржали,

Ржавым железом пели:

Кто здесь? Кто здесь?

Я, ты, вы, все, мы

Где

мы ?

Где

мы?

Слышишь? Эй! Где ты? Слышишь?

Тише, тише, тише, тише...

 

Зачем ты?

А смысл?

А компот?

А мораль?

Чтоб было!

Чтоб гнило!

Чтоб выкинуть жаль,

А все-таки было.

-Все было?

-Забыла?

-Забыла....

 

Ты снегом глаза свои дымом надуешь,

К земле припояешься,

Рельсы обуешь

- Ку-ку! Пришла.

- Ку-ку! Ушла.

Один, один, один, один

А- А -А- А- А- А!!!

2002 год.

А что мне?

А что мне?

Высмаркивать сопли?

По веревочным лестницам лазать?

Чтобы сверху вам маслицем теплым

Мокрые лысины мазать?

 

А что мне?

Впрягай свои потные чресла!

Дыши своей волей мышиной!

Будь шайбочкой, гайкой полезной

В большой, бесполезной машине!

 

А что мне?

Засаленной, старой дубиной

Толочь свою бестолочь в ступе,

Насекомых рассматривать в лупе

И булькать ноздрями в супе!

* * *

....И волк в метро едет...

И испугался..., себя увидел в отражении

...Как сволочь...

Все в растопырку...

и сидит

На кожаном сидении.

"...А впрочем... гениально!..

Еще...пожалуй....хм!

А между прочим

На мне глаза, как ночи...

Дурацкие глаза!

Ведь даже песы

На пальто такие носют...."

И сидит

И смотрит на себя нахально

"Ведь я уже...хм,

впрочем....гениально!".

Нервы.

Струны это,

или нервы,

или провода,

Песни это,

или птицы-

тоже - ерунда!

Только время рвется в клочья,

бешено крича,

Только будет день за ночью,

За грехом свеча!

 

Пестрый цирк,

арена мира

под шатром небес,

А с небес

играет лира,

скалит зубы бес,

А вода

в реке

чернеет

И глотает

ночь,

Только осень жжет деревья

И бросает прочь!

 

Огнем деревьев

греют руки, тот,

кто опоздал,

Кто порвал

свои билеты,

потерял вокзал.

Кто не дал

чертовским пальцам

выколоть глаза,

Кто не ставил

подпись рядом, тот,

кто не был за!

 

Будет время

мятых песен

В день календаря,

Будет воздух

гневом тесен,

И вскипит земля.

Так же будут мерзнуть руки,

Краски жрать глаза,

И тот, кто песни пел от скуки

Кровь его - слеза!

 

 
 
Используются технологии uCoz